A+ A A-

Итоговое сочинение о жизни и судьбе детей-сирот во время войны

По произведению А. Приставкина «Ночевала тучка золотая»

В народе говорят: время лечит раны. Может быть! Но, кажется, те, после которых остались рубцы, ему всё-таки неподвластно. Они постоянно напоминают о боли, которую перенёс человек. Па­мять прошлого отзывается горечью в настоящем. Время и память — два абстрактных понятия. Но сочетания «память времени» и «время памяти» наполнены конкретным смыслом и представляют собой неразделимо важное звено в развитии чело­вечества. Память времени — это урок. Время па­мяти — это предостережение.

История человечества помнит все уроки. Жаль, что люди забывают о них либо вспоминают не во­время, а слишком поздно. Но, тем не менее, время памяти сегодня, как никогда, актуально. Война заставляет задуматься над вопросами: почему и за­чем? Зачем нужно убивать друг друга, лишать кро­ва и приносить страдания? Конечно, ответить точ­но и просто на это невозможно, потому что жизнь намного сложнее, чем она кажется на первый взгляд. Именно об этом повествует Анатолий Приставкин.

Поэтические строки М. Ю. Лермонтова «Ноче­вала тучка золотая», послужившие названием по­вести писателя-современника, наводят на вопро­сы: почему «ночевала», почему не ночует сейчас? Куда она исчезла? Какая туча явилась на смену той «золотой»?

Ответ всем ясен. Это туча войны, которая об­рушивает на Землю железный град, уничтожая жизни и порождая всё новые страдания и месть. Как раз об этом нам сегодня напоминает данное произведение писателя, в котором представлена суровая проза жизни детей, сумевших выстоять во время Великой Отечественной войны и продол­жить жизнь.

Голодное, жестокое детство — горький факт советской истории, нити которого тянутся в со­временность. Анатолий Приставкин рассказыва­ет о невыносимых буднях детского дома, о брать­ях-близнецах Сашке и Кольке Кузьминых, по про­звищу Кузьмёныши, об их изобретательности и от­зывчивости на малейшее сочувствие и доброту. Эти ребята героически ведут борьбу за жизнь. Их страстное желание — «вдохнуть не грудью, живо­том вдохнуть опьяняющий, дурманящий хлебный запах». Мальчики «прослышали» о том, что по ин­тернатам собирают желающих поехать на тёплый хлебный Кавказ.

Кузьмёныши отправляются в это трудное путе­шествие, превозмогая голод и болезни. Они наде­ются, что придёт конец их мукам, потому что с этим местом связаны их большие мечты о жизни новой. Но судьба уготовила им жестокое испытание — пройти через позорную страницу истории нацио­нальной вражды.

Итак, что же было тогда?.. Богатый край пред­стал в виде пустых кавказских деревень, неубран­ных и брошенных полей, безлюдных домов, от ко­торых веяло страхом. Какая беда поразила этот край? Что случилось с местными жителями — че­ченцами и ингушами? А случилось то, что по пра­вительственному приказу из-за нескольких пре­дателей, пошедших в услужение к гитлеровцам, целый народ переселён с его родной, вековечной земли в другое место. А такие обиды горячий кав­казский народ вряд ли мог простить и смириться с несправедливостью. Автор повести показывает нам войну в войне: война с немцами, с одной сто­роны, и война с чеченцами — с другой. Результа­том этой военной кампании были смерти и страда­ния невинных людей. И маленьким героям из этой скорбной чаши пришлось хлебнуть немало горя. Сашка стал жертвой межнациональной полити­ки. Его ужасная смерть заставила Кольку выжить. Выжить чудом! Выжить, чтобы показать взрослым «дядям» образец проявления истинного гуманиз­ма. Символическая встреча мальчишек противо­борствующих сторон, Кольки и Алхузура, не слу­чайна, она уготована свыше.

Два одиноких существа встретились, чтобы вы­держать выпавшие на их детскую нелёгкую долю все испытания: войну, болезни, голод, скитания и, наконец, межнациональную рознь. Колька по­терял своего родного брата Сашку, долго искал, а когда нашёл, то «оцепенел». «Сашка не стоял, он висел, нацепленный на остриё забора, а из жи­вота у него выпирал пучок жёлтой кукурузы. Один початок был засунут в рот». Потом он увидел, что у брата нет глаз, их выклевали вороны. Оша­рашенный увиденным, Колька «заорал, завыл, закричал», разгоняя хищных птиц. Едва передви­гаясь, он вернулся к телу брата, осторожно снял и спрятал в доме.

Боль, страдания, ужас увиденного заставляют Колку теперь самому думать и самому принимать решения (раньше мозговым центром был именно Сашка). Совсем незадолго до случившегося была у близнецов заветная мечта — уехать навсегда из этого края. Видимо, предчувствовали беду, поэ­тому и место в поезде себе определили — железный ящик, собачник. Итак, решение найдено. Колька отправляет мёртвого брата путешествовать, чтобы никто и никогда не мог больше глумиться над те­лом его брата.

До глубины души потрясает разговор Коль­ки с мёртвым братом. Он убеждает покойного, что за него отомстят: «<...> бойцы говорили <...> Едут чеченов убивать. И того, кто тебя распял, тоже убьют. А вот если бы он мне попался, я, знаешь, Сашка, не стал бы его губить. <...> спросил бы его, зачем он разбойничает? Зачем он кругом всех уби­вает? <...> Разве ты не видишь, что мы с Сашкой против тебя не воюем! <...> Ты нас с Сашкой убил, а солдаты пришли тебя убьют <...> А ты солдат ста­нешь убивать, и все: и они, и мы — погибнем». Во­лосы встают дыбом, сердце останавливается, когда читаешь эти не по-детски серьёзные размышле­ния. Посмотрите, сколько безысходности в каждой мысли ребёнка! Каждое предложение наполнено смертью, исходящей от глагола «убить» и его си­нонимов. И как набат звучат его риторические воп­росы, обращённые к мыслящим людям: «А разве не лучше было бы то, чтобы ты жил, и они жили, и мы с Сашкой тоже, чтоб жили?». Конечно, луч­ше! Но какой-то кучке людей война и националь­ные распри выгодны. Для них человеческая жизнь ничто. Горе и боль им чужды, потому что их жиз­ненные принципы сводятся к удовлетворению соб­ственного «эго». Детской же натуре присуще сопе­реживание, и поэтому страдания Алхузура, у ко­торого погибли все родственники, близки Коль- киным. Его отчаянное «зачем, зачем я?» рождает клятву — не брать оружие в руки.

Мальчишки понимают, что во всём виновата война, что именно она обрекла их на все мучения и страдания. И только миролюбие обоих объеди­нит их навеки (Алхузур жестами, указывая на пи­столет, и ломаным русским языком подтверждает свои мысли о виновнице случившегося. А Коль­ка в своём монологе, обращённом к истерзанному брату, говорит: «Я, знаешь, Сашка, не стал бы его губить...»), а истинный гуманизм ребят поможет пройти через все испытания. Так, Кольке, умираю­щему от горя и отчаяния, для возрождения к жиз­ни был послан небом Алхузур. Всё время, пока тот был в беспамятстве, за ним ухаживал незнакомец, поил водой, накрывал чем-то тёплым и исчезал, чтобы снова возникнуть со своей кружкой, а потом кормил его по одной ягоде виноградом и разжёван­ными кусочками орехов. Дело пошло на поправку.

Алхузур был согласен, чтобы его называли Саш­кой. В знак благодарности за всё Колька доверил ему тайну о кладе, и Алхузур оправдал это дове­рие. А потом мы узнаем, что наступила Колькина очередь экзаменовки на верность и дружбу. От слу­чайно зашедшего русского солдата он прячет Ал- хузура, убеждая того, что это его родной брат.

Колька своим детским умом сам дошёл до того, что солдат, озлобленный и одержимый чувством мес­ти, убьет мальчика, потому что тот чеченец. Полу­ченные от солдата хлеб, таблетки, кашу Колька де­лит на две части и заставляет есть своего спасителя.

Взаимовыручка определяет их дальнейшую дружбу. Во время путешествия к станции Колька чуть не погиб от руки чеченца, но Алхузур всту­пился за него, со слезами умолял земляка не уби­вать русского мальчика. Перепуганный до смерти, Колька долго не мог прийти в себя, а когда очнул­ся, они скрепили своё братство кровью. Теперь они родные. Родные до конца дней своей жизни.

Войне и национальным распрям не удалось рас­ставить этих маленьких людей по разным берегам, потому что они оказались друг для друга одновре­менно и плотом, и кормчим в этой бурлящей реке жизни, благодаря чему и «выплыли». Их случайно поймали. Они, обнявшись, спали в кустах. Когда их стали разнимать, оба одновременно закричали. Врач констатировала, что у них дистрофия и нару­шение психики. Дети разлучать себя не позволя­ли и поднимали крик, если одного из них уводили на медосмотр. А потом детдом... И никому из взрос­лых не удалось разлучить их. Они выдержали проверку на преданность тяжёлыми жизненны­ми обстоятельствами. Их души не стали чёрствы­ми и не породили месть, а, напротив, воскресили взаимопомощь и любовь. Эти беззащитные ростки способны были выстоять и продолжить жизнь. Им не нужна политика, им нужны искренние челове­ческие отношения. Они живут по великим принци­пам морали. Живут так, как живут родные братья. Один — светлый, другой — чёрный; светлый — русский, чёрный — чеченец, причём для них такое сравнение неуместно.

Мальчишки на самом деле уверены, что они на­стоящие братья, родные, потому что специально смешали кровь, сделав каждый себе надрез на руке.

Война прошла, но боль осталась, потому что её хранит память времени, времени страшных соро­ковых годов. Она хранит эту боль лишь для того, чтобы уничтожить вирус войны, который собирает тучи не в золотые, приносящие дожди добра и сча­стья, а в чёрные, рождающие гром, который спосо­бен разрушить долгую дружбу и братство народов.

Сегодня, как никогда, все сожалеют о том, что клятва о братстве двух маленьких представите­лей разных народов разрушена, что её хватило толь­ко на юность и зрелость наших отцов, а до внуков она не дошла. Им пришлось воевать и погибать на той земле, где раньше «ночевала тучка золотая». И пока ещё не совсем поздно, в эфир надо включить время памяти как предостережение от третьей мировой.