A+ A A-

Сочинение на тему: В чем причина бездеятельности Обломова? (по роману И.А. Гончарова «Обломов»)

Роман Гончарова и его главный герой всегда вызывали противоречи­вые отклики критики. Неоднозначен и ответ на поставленный вопрос.

Вслед за Добролюбовым мы можем объяснить «лежание» Обло­мова «совершенной инертностью, происходящей от его апатии ко всему, что делается на свете. Причина же апатии заключается отчасти в его внешнем положении, отчасти же в образе его умственного и нравственного развития. По внешнему своему положению он — ба­рин... Ясно, что Обломов не тупая, апатическая натура, без стремле­ний и чувств, а человек, тоже чего-то ищущий в своей жизни, о чем- то думающий. Но гнусная привычка получать удовлетворение своих желаний не от собственных усилий, а от других развила в нем апати­ческую неподвижность и повергла его в жалкое существование нрав­ственного раба».

Приняв точку зрения Писарева, можно утверждать, что «автор задумал проследить мертвящее, губительное влияние, которое ока­зывают на человека умственная апатия, усыпление, овладевающее мало-помалу всеми силами души, охватывающее и сковывающее собою все лучшие, человеческие, разумные движения и чувства. Эта апатия составляет явление общечеловеческое, она выражается в са­мых разнообразных формах и порождается самыми разнородными причинами; но везде в ней играет главную роль страшный вопрос: «зачем жить? к чему трудиться?» — вопрос, на который человек часто не может найти себе удовлетворительного ответа. Этот нераз­решенный вопрос, это неудовлетворенное сомнение истощают силы, губят деятельность; у человека опускаются руки, и он бросает труд, не видя ему цели».

загрузка...

Современные же критики П. Вайль и А. Генис полагают, что «Об­ломов является в роман законченным, совершенным и оттого непод­вижным. Он уже состоялся, выполнив свое предназначение только тем, что явился на свет. «Жизнь его не только сложилась, но и созда­на, даже предназначена была так просто, немудрено, чтоб выразить возможность идеально спокойной стороны человеческого бытия» — к такому выводу приходит Обломов к концу своих дней».