A+ A A-

Особенности языка рассказа М. Зощенко «История болезни»

В своем рассказе «История болезни» М. Зощенко изобра­жает Россию в первые годы после Октябрьской революции и те произошедшие изменения в психике людей, которые при­шли на смену помещикам и капиталистам. Простые люди - крестьяне, рабочие, бывшие дворовые, вдруг осознали свою роль в истории, подняли голову, поняли, что они - тоже люди, которые достойны уважения. Простой народ, пришедший на смену уходящим правящим классам - помещикам, капитали­стам, купцам, становится хозяином жизни. Но вместе с поло­жительным новая историческая обстановка принесла и нега­тивные моменты: люди необразованные, малокультурные, мало знающие, мало умеющие приходят на производство, в медицину, образование, в управленческие организации, зани­мают должности, предоставляющие им немалую власть. Же­лание управлять государством, заменив прежние правящие классы, в основной массе не подкрепляется необходимой об­разованностью, необходимыми для этого знаниями, нужными практическими умениями; понимание своей руководящей ро­ли часто сопровождается высокомерием, цинизмом, вдруг проснувшимся желанием показать свое превосходство над другими. В рассказе «История болезни», как и в других своих произведениях, М. Зощенко с тревогой показывает, что в Рос­сии нарождается целое поколение людей, для которых «обмы­вочный пункт» куда милее, чем ванная (лекпом, медсестра и пр. в рассказе «История болезни»), чье мышление не позволя­ет делать дело умно и достойно.

Для того чтобы точно воспроизвести ситуацию тех лет, изо­бразить народ, который получил власть после революции, писа­тель использует специальные языковые средства. К особенно­стям языка рассказа М. Зощенко исследователи творчества писателя (К.И. Чуковский, Г.В. Пранцова, А. Старков) относят следующее: разговорные интонации, разговорный синтаксис, сниженная - просторечная и даже часто вульгарная лексика, комплекс изобразительных средств, связанных с «неумелой ре­чью» («поэтикой безобразия»), неумелые приговорки, стилиза­ция под уешую речь. Писатель стремился к тому, чтобы быть всем понятным. Сам он так говорит об этом: «Для кого я пишу? Я пишу, я, во всяком случае, имею стремление писать для массо­вого советского читателя». Такая направленность творчества оп­ределила и своеобразие языка писателя, «...вся трудность моей работы. - пишет Зощенко, - свелась главным образом к тому, чтобы научиться так писать, чтобы мои сочинения были всем понятны... Я немного изменил и облегчил синтаксис и упростил композицию рассказа. Это позволило мне быть понятным тем читателям, которые не интересовались литературой...» («Воз­вращенная молодость»).

Как отмечает выдающийся лингвист В.В. Виноградов, это жи­вая, свежая, неподдельная речь, которая зазвучала в первые по­слереволюционные годы на бульварах, в трамваях, в очередях, па вокзалах, в банях. «Зощенко первый из писателей своего поколе­ния ввел в литературу в таких широких масштабах эту новую, еще не вполне сформировавшуюся, но победительно разлившуюся по стране внелитературную речь и стал свободно пользоваться ею, как своей собственной речью. Здесь он - первооткрыватель, нова­тор», - продолжает эту мысль известный знаток русского языка К.И. Чуковский. - С ранней юности Зощенко, человек большого житейского опыта, поменявший множество профессий, был по­гружен во внелитературную речевую стихию, так досконально изучил эту речь, так успешно освоил современное ему просторе­чие и с такой точностью воспроизвел его в своих сочинениях, что стоило нам в вагоне или на рынке услышать чей-нибудь случай­ный разговор, мы говорили: «Совсем как у Зощенко». Такова была та трудная житейская школа, в которой он учился языку. Курс был долгий, учителей было много».

Комический эффект возникает потому, что этот язык немыс­лимо уродлив, нелеп и смешон. «Обычно думают, - писал М. Зощенко, - что я искажаю «прекрасный русский язык, что я ради смеха беру слова не в том значении, какое им отпущено жизнью, что я нарочно пишу ломаным языком для того, чтобы посмешить почтеннейшую публику.

Это неверно. Я почти ничего не искажаю. Я пишу на том языке, на котором сейчас говорит и думает улица... А как го­ворит и думает улица, я, пожалуй, не ошибся. Это видно из этой моей книги (Сборник, изданный в 20-е годы, - «Над кем смеетесь?!». - М.Г.), из этих писем, которые я ежедневно по­лучаю».

Речь персонажей в рассказе «История болезни» отличают бедность лексического и синтаксического состава, незамыслова­тость конструкции, изобилие канцеляризмов. Введение казен­ных, канцелярских фраз подчеркивает бедное речевое, а значит, и интеллектуальное, мышление у нового поколения российского народа: слова непослушны их мыслям и часто выражают сужде­ния, прямо противоположные тем, какие им хочется выразить. В тексте рассказа часто встречаются слова «не к месту сказанные»: «Что вы... такие пошлые надписи вывешиваете»? - о плакате «Выдача трупов от 3-х до 4-х»; «все-таки, говорю, больным не доставляет интереса это читать». - Непонятно, почему возникает связка «все-таки»; о плакате в приемном отделении — «воззва­ние»; «это морально подкашивает силы» и т. д., этот список не­верно употребленных, не к месту и не по теме разговора слов и выражений можно значительно продолжить. Большинство слов, используемых персонажами, представляет собой разговорную или просторечную лексику, и это также является элементом ха­рактеристики персонажей рассказа: хворать (болеть); замять раз­говор - прекратить (разговорное); передернуть («от этих слов меня гоже передернуло») - неприятно поразить, вызвать чувство неудовольствия, досады; распатронить (старуха, оказавшаяся в ванной, говорит: «я сама ... всех тут вас распатроню») - распу­гать, разбранить (просторечное); двужильный организм - вынос­ливый, крепкий, сильный (разговорное) и т. д.

Синтаксическое построение фраз также нередко неправиль­но - и это автор делает совершенно сознательно. Например, в самом начале рассказа: «Все-таки только больного привезли, за­писывают его в книгу, и вдруг он читает на стене плакат: «Выда­ча трупов от 3-х до 4-х» (неясно, почему употребляется «все- таки», изменяется порядок слов - в тексте сначала идут сущест­вительные, а потом уже глаголы: «больного привезли» - вместо «привезли больного», «записывают его...» вместо «его записы­вают...» и т. д.); медсестра говорит герою: «Наверное, говорит, вы не выздоровеете, что во все нос суете»; герой, увидев старуху в ванне, куда и его хотят положить «на помывку», говорит: «...И мне, говорю, определенно неприятно видеть то, что там у вас плавает в ванне»; фельдшер обращается к герою рассказа: «...Вдобавок у вас только восемь дней перебор, и то вы подни­маете тарарам». Подобные примеры можно продолжить.

Часто в рассказе используются разговорные, порой нелепые выражения: «это... морально подкашивает их (больных) силы», «обмывочный пункт» (вместо «ванная комната»), «это красивей и возвышает больного», «это морально унижало человеческое достоинство», «я был в ослабленном состоянии», «меня ... заки­дало прыщами» и т. д.

В рассказе много канцелярских штампов, канцеляризмов. «Канцелярские штампы обывательской речи, которые получили такое развитие в лексике 30-х и 40-х гг., были зорко подмечены Зощенко еще при своем зарождении, - пишет К.И. Чуковский. - Канцелярит всегда вызывал негодование Зощенко. В его новелле «История болезни» некто побывавший в больнице рассказывает:

«... тут сестренка подскочила:

-    Пойдемте, говорит, больной, на обмывочный пункт. Но от этих слов меня тоже передернуло.

-    Лучше бы. говорю, называли не обмывочный пункт, а ван­на. Это, говорю, и красивей, и возвышает больного. И я. говорю, не лошадь, чтоб меня обмывать».

Своими рассказами Зощенко сигнализировал нам, что нарож­дается целое поколение людей, для которых «обмывочный пункт» куда милее, чем ванна, для которых лес - зеленый мас­сив, шапка - головной убор, телега - гужевой транспорт и т.д. Их бедное мышление порабощено всеми этими казенными тер­минами».

Таким образом, характерными чертами языка М. Зощенко яв­ляются активное использование просторечной лексики, близость к разговорному языку, короткость фразы, незатейливость син­таксических конструкций, близость народной повседневной ре­чи, использование ресурсов живой человеческой речи опреде­ленного исторического периода.

 

  • Доклады по литературе

    • : «Вечные темы» в лирике М.Ю. Лермонтова (491)

        М.Ю. Лермонтов в своем поэтическом творчестве обраща­ется к «вечным темам»: тема любви, природы, христианского смирения, патриотического служения родине, предназначение поэта-творца. Обратимся к отдельным стихотворениям поэта, где раскрывается данная проблематика. Уже в этом раннем стихотворении «Поэт» (1828) Лермон­тов размышляет о сущности поэтического...

      Подробнее...

    • : «Вечные ценности» в лирике поэтов начала 20 века (614)

      В сложное для России время, в период политического пе­релома, в сложных социально-бытовых условиях русские по­эты обращаются в своих художественных произведениях к подлинным духовным ценностям, пишут о нравственности, морали, милосердии и сострадании. Например, пейзажное стихотворение И.А. Бунина «Вечер» принадлежит к философской лирике....

      Подробнее...

    • «Житие Александра Невского» - великий памятник литературы Древней Руси (417)

      «Житие Александра Невского» - один из великих памятников древнерусской литературы. Литература Древней Руси - предшественница классической русской литературы ХУН-ХХ вв. Это одна из самых древних ли­тератур Европы - древнее, чем французская, английская, немец­кая. Ее истоки исследователи относят к X веку. В древнерусской литературе, пишет...

      Подробнее...

    • «Заветная книга» В.П. Астафьева «Последний поклон» и рассказ «Фотография, на которой меня нет» (459)

      В.П. Астафьев вошел в историю русской литературы XX века как замечательный писатель - прозаик, автор произведений, ставших классическими уже при жизни автора, - это повести «Кража», «Где-то гремит война», «Печальный детектив», «Так хочется жить», монументальное произведение «Царь-рыба», ро­ман «Прокляты и убиты», многочисленные рассказы. На...

      Подробнее...

    • «Записки охотника» И.С. Тургенева как цикл (442)

      Сборник И.. Тургенева «Записки охотника» состоит из двадцати пяти небольших прозаических произведений. По своей форме это очерки, рассказы и новеллы. Очерки («Хорь и Калиныч», «Однодворец Овсяников», «Малиновая вода», «Лебедянь», «Лес и степь»), как правило, не имеют разрабо­танного сюжета, содержат в себе портрет, параллельную ха­рактеристику...

      Подробнее...

    • «И милость к падшим призывал...». В.А. Жуковский и декабристы (373)

      Василий Андреевич Жуковский - широко известный русский поэт, достойный представитель русской классической литерату- 70 ры, основоположник романтического направления в русской ли­тературе. В свое время он был широко известен и почитаем не только как литератор, автор многих стихотворений, баллад и по­эм, по сути, преемник Н.И. Карамзина, но и как...

      Подробнее...

    • «Крестьянская тема» в лирике Н.А. Некрасова (650)

      Н.А. Некрасова с детства волновала судьба народа, про­стого крестьянина. Первое самостоятельное стихотворение, где Некрасов сразу же заявил о себе как о народном поэте, было напечатано в 1845 году и называлось «В дороге». Стихо­творение посвящено раздумьям поэта о народе, народной жизни. Некрасов сделал крестьянина главным героем лириче­ского...

      Подробнее...

    • «Москва моя родина» (Н.В. Гоголь). Москва в жизни писателя (409)

      Н.В. Гоголь родился на Украине, детские годы его прошли в Полтавской губернии. Он очень любил свой край, свой язык, ис­торию и культуру, народные украинские песни, сказания, сказки. Но жизнь сложилась так, что, став достаточно взрослым челове­ком, Гоголь стал жить в России, сначала в Петербурге, а в по­следние годы жизни - в Москве. Он очень...

      Подробнее...

    • «Охотничьи рассказы» Ю.М. Нагибина (467)

        В творчестве писателя Юрия Марковича Нагибина есть большой цикл рассказов. Связаны рассказы в основном с Мещер­ским краем, а толчком к их написанию явилось длительное и страстное увлечение писателя охотой. В этих рассказах отра­зились и детские впечатления писателя, знание им деревен­ской жизни. За десять лет Ю.М. Нагибиным было написано и издано...

      Подробнее...

    • «Певец во стане русских воинов». Поэт В.А. Жуковский на войне 1812 года (371)

      В сентябре 1812 года В.А. Жуковский вступил в ополчение, которое шло от Москвы к Можайску, где Кутузов наметил гене­ральную схватку с Наполеоном. В.А. Жуковский принимал непосредственное участие в са­мой кровопролитной и решающей битве - в сражении под Бо­родино 26 сентября 1812 года. Спустя 25 лет в одном из писем В.А. Жуковский расска­зал о том, что произошло...

      Подробнее...