A+ A A-

ОБРАЗ АВТОРА В РОМАНЕ А. С. ПУШКИНА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» (вариант 2)

В романе «Евгений Онегин» нашла художественное воплощение жизнь России начала 19 века. Духовные поиски и идейно-психологический кризис части передового столичного дворянства, быт и культурный уровень провинции, жизнь народа — все это давало основания называть произведение «энциклопедией русской жизни». И все же главное место в романе занимают внутренняя жизнь и взаимоотношения героев, принадлежащих к той же социальной среде, что и автор.

Чтобы подчеркнуть реальность описываемых событий и персонажей, Пушкин применяет оригинальный литературный прием — вводит в роман образ автора. Этот прием редко встречается в художественной литературе и привычно выглядит в очерке или другом журналистском жанре, отражающем реальную жизнь.  Поэт сознательно жертвует плавностью и последовательностью истории взаимоотношений героев, вторгается в вымышленный мир, чтобы перенести в текст трогательный лирический колорит, чувство приобщенности к творческому миру. Автор как бы доверительно советуется с читателями о путях развития сюжета. Пушкин привносит в эмоциональную сферу романа свои личные переживания, воспоминания, предположения, становится полноценным героем произведения. Каким же предстает автор на страницах романа?

Образ автора появляется уже во второй главе. Пушкин подчеркивает духовное родство с Онегиным, общность происхождения и образа жизни:

 

...Онегин, добрый мой приятель,

Родился на брегах Невы,

Где, может быть, родились вы

Или блистали, мой читатель;

Там некогда гулял и я...

 

Оценивая воспитание и образование Евгения Онегина, Пушкин указывает на их типичность как для всех молодых людей их круга, так и для себя лично:

 

Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь,

Так воспитаньем, слава Богу,

У нас немудрено блеснуть.

 

Но все же Пушкин неоднократно подчеркивает различие между собою и Онегиным, настойчиво убеждает читателя, что отождествлять лирического героя с образом Онегина не следует. Поэт восхищается «волшебным краем» театра, блистательным миром балета — Онегин посещает представления лишь для поддержания имиджа светского человека. Пушкин любит «бешеную младость, и тесноту, и блеск, и радость» бала — Онегину «наскучил света шум», и балы он посещает по привычке, соблюдая один из ритуалов светского образа жизни. Пушкин увлеченно, самозабвенно предается поэзии, называя ее «высокой страстью», — Онегин довольно пренебрежительно относится к поэтическому творчеству, «бранил Гомера, Феокрита», «не мог он ямба от хорея, как мы ни бились, отличить». «Прелестный уголок», тихая, умировотворенная русская природа на Онегина наводила сон — Пушкин восхищается естественной гармонией чудесных уголков русской глубинки: «Цветы, любовь, деревня, праздность, поля! Я предан вам душой».

Несмотря на демонстративное стремление автора «заметить разность» между ним и своим героем, они близки в главном — критическом отношении к российской действительности. «Условий света свергнув бремя», «отстав от суеты», Пушкин и Онегин опровергают «страстей игру», но критическое восприятие общественного уклада стало для Евгения навязчивой идеей, жизненной философией. Пресыщенность светским образом жизни, осознание ее бездуховности и однообразия полностью отторгли героя от общества, сделав его мизантропом, не подвигнув на усовершенствование мира. Образ автора значительно сложнее, многограннее, универсальнее: оторванный от родины, сосланный Пушкин, в отличие от свободного в выборе места жительства Онегина, ностальгически вспоминает о России, «где я страдал, где я любил, где сердце я похоронил». Лирический герой находит множество радостей в малом, на его восприятие жизни не влияет несправедливое общественное устройство. Сравнивая себя с Онегиным, автор заключает: «Я был озлоблен, он угрюм», то есть Пушкин не замкнулся в себе, не отверг весь мир, а болезненно воспринимал его несовершенство, Онегин же отгородился от мира. Если проводить параллель с комедией «Горе от ума», то образ автора близок Чацкому, столь же критически относящемуся к окружающей действительности, но направляющему весь жар души на ее усовершенствование. Изоляция Онегина бесплодна, он не предпринимает сознательных попыток воздействовать на жизнь, предел его мечтаний — найти гармонию в себе самом. Но автор сочувствует герою, его мучительным поискам своего жизненного пути, воздает должное «души прямому благородству». Пушкин утверждает: «Я сердечно люблю героя моего». Автор, выстраивая жизнь героя, желает для него лучшей доли.

Столь же доброжелательно относится повествователь и к Ленскому, пылкому, восторженному юноше, свято верящему, «что друзья готовы за честь его принять оковы». Ленский, как и Онегин, чуждается пошлого дворянского общества («ему не нравились  

пиры»), он достаточно образован, чтобы обсуждать с Онегиным «племен минувших договоры, плоды наук, добро и зло», то есть все вечные вопросы человечества. И все же друзья противоположны, как «волна и камень, стихи и проза, лед и пламень», в главном — определении своего места в мире. Онегин — эгоцентрист, его душевный кризис существеннее всех глобальных проблем; Ленский — альтруист: благо человечества, стремление вместе с друзьями «бессмертной семьей» «мир блаженством одарить» представляет для него цель жизни. Психологически Ленский очень близок Пушкину, который столь же восторженно верит в могучую силу дружбы: «Друзья мои, прекрасен наш союз!». Однако автор уже пережил период увлечения романтизмом, стихи юного поэта, которые «полны любовной чепухи», вызывают ироническую улыбку Пушкина: «Так он писал темно и вяло...». Автор скорбит о смерти поэта и призывает читателей к состраданию к тому, кого переполняла «жажда знаний и труда» и «сны поэзии святой». Пушкин прогнозирует судьбу Ленского, останься тот жив, и не может однозначно ответить, стал бы он блестящим поэтом, чья «умолкнувшая лира гремучий, непрерывный звон в веках поднять могла», или «поэта обыкновенный ждал удел», «в нем пыл души бы охладел» и он «расстался б с музами, женился, в деревне, счастлив и рогат, носил бы стеганый халат…». И эта неопределенность авторской интонации как бы приглашает читателя в соавторы, предлагая ему предположить оставшиеся за рамками романа события.

Очень нежно относится Пушкин к Татьяне — мечтательной, поэтичной, цельной и последовательной, естественной и гармоничной. «Татьяны милый идеал» стал для поэта идеалом русской девушки, искренней и непосредственной. Пушкин оправдывает ее душевный порыв, хоть поступок Татьяны, написавшей Онегину «необдуманное письмо», был достаточно опрометчив:

 

За что ж виновнее Татьяна?

За то ль, что в милой простоте

Она не ведает обмана

И верит избранной мечте?

 

Поэт искренне радуется за Татьяну, которая делает успехи в московском светском

обществе («с победою поздравим Татьяну милую мою..,»), гордится ее безупречным поведением в роли светской дамы и ее непреклонностью в роли жены пусть и нелюбимого мужа.

Автор и непосредственно в лирических отступлениях вторгается в ткань повествования, и незримо присутствует во всех эпизодах романа. Но это и полноценный, самостоятельный герой произведения. Его образ, искренний, ироничный, мечтательный, проявляется не только в оценке героев, их поступков, но и в воспоминаниях о своей жизни, друзьях, в выражении планов и надежд. Вся жизнь поэта проходит перед глазами читателей:

 

Как часто летнею порою,

Когда прозрачно и светло

Ночное небо над Невою...

Воспомня прежние романы,

Воспомня прежнюю любовь,

Чувствительны, беспечны вновь,

Дыханьем ночи благосклонной

Безмолвно уживались мы!

 

Друзья поэта: Чаадаев, Вяземский, Каверин — появляются на страницах романа, что подчеркивает его историчность. В лирический отступлениях автор высказывается о любви к природе, театру, музе, о своих путешествиях, ссылке, родном имении. Размышляет он и о жизни, и философские мысли автора поражают глубиной и мудростью:

 

Но грустно думать,

Что напрасно была нам молодость дана,

Что изменяли ей всечастно,

Что обманула нас она.